Решение Красноярского краевого суда от 14.03.2005 "ПО ГРАЖДАНСКОМУ ДЕЛУ ПО ЗАЯВЛЕНИЮ ПРОКУРОРА О ПРИЗНАНИИ ПРОТИВОРЕЧАЩИМ ФЕДЕРАЛЬНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ и НЕДЕЙСТВУЮЩИМ ПОСТАНОВЛЕНИЯ СОВЕТА АДМИНИСТРАЦИИ КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ N 138-П ОТ 20.05.2004 "Об ОСОБО ОХРАНЯЕМОЙ ПРИРОДНОЙ территории КРАЕВОГО ЗНАЧЕНИЯ "БОТАНИЧЕСКИЙ САД ВС.М. КРУТОВСКОГО"

Архив



КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД



РЕШЕНИЕ

от 14 марта 2005 года



Именем Российской Федерации 14 марта 2005 года Красноярский краевой суд в составе:



председательствующего судьи Полынцева С.Н.

при секретарях судебного заседания Кийкове С.Г. и Ускове Д.А.,



рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению прокурора о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими Постановления Совета администрации Красноярского края N 138-п от 20.05.2004 "Об особо охраняемой природной территории краевого значения "Ботанический сад Вс.М. Крутовского", Положения об ООПТ краевого значения памятник природы "Ботанический сад Вс.М. Крутовского" и приложения N 2 к этому Постановлению,



установил:



прокурор обратился в суд с заявлением, в котором просил признать противоречащими федеральному законодательству и недействующими с момента принятия Постановление Совета администрации Красноярского края N 138-п от 20.05.2004 "Об особо охраняемой природной территории краевого значения "Ботанический сад Вс.М. Крутовского", Положение об ООПТ краевого значения памятник природы "Ботанический сад Вс.М. Крутовского" и приложение N 2 к этому Постановлению (далее - Постановление N 138-п).

Требование прокурор мотивировал тем, что, принимая Постановление N 138-п, Совет администрации вышел за пределы своей компетенции, так как ранее по Постановлению администрации Красноярского края N 635-П от 26.12.1995 (далее - Постановление N 635-п) была создана особо охраняемая природная территория (ООПТ) краевого значения категории "ботанический сад", которой было присвоено название "Ботанический сад Вс.М. Крутовского", и утверждено Положение об ООПТ. Постановление N 138-п изменило размер земельного участка, занимаемого ООПТ, уменьшив его, и изменило правовую категорию ООПТ на "памятник природы", что, как полагает прокурор, противоречит ФЗ РФ N 33-ФЗ от 14.03.1995 "Об особо охраняемых природных территориях", а также Закону Красноярского края N 7-175 от 28.09.1995 "Об особо охраняемых природных территориях в Красноярском крае" и Земельному кодексу РФ.

По мнению прокурора, названные федеральный и краевой законы, наделив органы власти субъектов РФ правом создания ООПТ, не предоставляют им права изменения границ земельных участков уже созданных ООПТ и изменения категории ООПТ.

Прокурор делает вывод о том, что оспариваемое им Постановление N 138-п нарушает права и законные интересы неопределенного круга лиц и противоречит цели природоохранного законодательства по сохранению и воспроизведению природных ресурсов, необходимых для жизнеобеспечения граждан РФ, для обеспечения здоровой экологической среды обитания для всех граждан России.

Одним из оснований своего требования прокурор указал, что заключение экологической экспертизы от 18.05.2004, предшествовавшее принятию Постановления N 138-п, незаконно.

Помимо этого прокурор основывает свое требование на том, что согласно Распоряжению Правительства РФ N 1046-р от 31.07.2003 земельный участок, на котором расположена ООПТ, передан в собственность Российской Федерации. Поэтому Красноярский край, как субъект РФ, не вправе был издавать Постановление N 138-п в отношении этого земельного участка.

В судебном заседании прокурор Егорова Л.Ю. требования поддержала, представители Совета администрации Красноярского края Полева Е.А. и Исакова И.Н. требование прокурора не признали.

Суд, выслушав прокурора и представителей Совета администрации Красноярского края, оценив их доводы и возражения, исследовав правовые нормы, регулирующие правоотношения в сфере охраны окружающей среды, приходит к следующему.

Пункт "к" статьи 72 Конституции РФ относит к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов законодательство об охране окружающей среды.

Часть 2 статьи 76 Конституции РФ предусматривает, что по предметам совместного ведения издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ.

ФЗ РФ N 7-ФЗ от 10.01.2002 "Об охране окружающей среды" определяет правовые основы государственной политики в области охраны окружающей среды.

Статья 2 этого Федерального закона предусматривает, что к законодательству в области охраны окружающей среды относятся законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ.

Следовательно, Красноярский край вправе принимать нормативные правовые акты, регулирующие отношения в области охраны окружающей среды.

Правоотношения в области организации, охраны и использования особо охраняемых природных территорий (ООПТ) регулирует на федеральном уровне ФЗ РФ N 33-ФЗ от 14.03.1995 "Об особо охраняемых природных территориях" (далее - ФЗ РФ N 33-ФЗ) и в Красноярском крае Закон Красноярского края N 7-175 от 28.09.1995 "Об особо охраняемых природных территориях в Красноярском крае" (далее - Закон края).

Для разрешения вопроса о законности заявленных прокурором требований необходимо дать правовую оценку не только самому оспариваемому прокурором Постановлению N 138-п, но и Постановлению N 635-п, которым, как утверждает прокурор, была создана ООПТ категории "ботанический сад", а Постановление N 138-п изменяет и в части признает утратившим силу Постановление N 635-п.

Подпункт "г" пункта 2 статьи 2 Закона края относит к компетенции администрации Красноярского края принятие решений об образовании особо охраняемых территорий краевого значения.

Постановление N 635-п в пункте 1 указывает на образование ООПТ краевого значения категории "ботанический сад".

В преамбуле ФЗ РФ N 33-ФЗ указано, что особо охраняемые природные территории это участки земли, водной поверхности и воздушного пространства над ними, где располагаются природные комплексы и объекты, которые имеют особое природоохранное значение, научное, культурное, эстетическое, рекреационное и оздоровительное значение, которые изъяты решением органов государственной власти полностью или частично из хозяйственного использования и для которых установлен режим особой охраны.

Следовательно, при создании ООПТ должен быть точно определен земельный участок, на котором она будет размещена.

Часть 2 статьи 6 Земельного кодекса РФ приводит понятие земельного участка как объекта земельных отношений - части поверхности земли (в том числе поверхностного слоя), границы которой описаны и удостоверены в установленном порядке.

В пункте 1.3 Положения, утвержденного Постановлением N 635-п, указано местонахождение ботанического сада: г. Красноярск, турбаза - и его общая площадь - 283721,2 кв. метра.

Границы земельного участка, который будет занимать ООПТ, в Постановлении N 635-п определены не были.

Прокурор считает, что границы земельного участка, занятого ООПТ, необходимо определять исходя из того земельного участка, который закреплен на праве бессрочного безвозмездного пользования за Красноярской технологической академией, как это следует из свидетельства на право пользование землей от 30.12.1993 N 000006 (л.д. 24 - 33) и свидетельств государственной регистрации права от 23.05.2002 серия 24 БЯ N 009111 и серия 24 БЯ N 009113 (л.д. 113 - 114).

Суд не принимает эти доводы прокурора, поскольку указанные свидетельства были выданы на основании Постановления администрации г. Красноярска N 558 от 23.12.1993, согласно которому земельный участок в этих границах отводился Сибирскому технологическому институту для других целей, а именно для создания научно-экспериментального, учебного комплекса и садово-паркового хозяйства.

То есть цель определения границ указанного в свидетельстве земельного участка была совершенно иной, нежели создание ООПТ, и отведен он был задолго до принятия Постановления N 635-п о создании ООПТ.

Границы земельных участков, на которых создаются ООПТ, должны быть установлены таким образом, чтобы на них располагались природные комплексы и объекты, которые имеют особое природоохранное значение, научное, культурное, эстетическое, рекреационное и оздоровительное значение. Этот вывод следует из преамбулы ФЗ РФ N 33-ФЗ.

Доводы же прокурора сводятся к тому, что соблюдение этого положения ФЗ РФ N 33-ФЗ не обязательно и возможно определение границ земельного участка безотносительно к тому, расположены ли на них названные природные комплексы и объекты, которые предполагается охранять в особом режиме, либо располагаются иные объекты, не представляющие такой ценности.

Из Постановления N 635-п следует, что оно было направлено на создание ООПТ, относящейся к категории "ботанический сад". Постановление N 138-п указывает на создание ООПТ категории "памятник природы".

Прокурор утверждает, что органы власти субъектов РФ не наделены полномочиями по переводу ООПТ из одной категории в другую.

Эти доводы прокурора не могут быть приняты в качестве основания для удовлетворения заявленного им требования.

Как установлено в ходе судебного разбирательства, Постановление N 635-п, установившее, как утверждает прокурор, на земельном участке статус ООПТ категории "ботанический сад" и, тем самым, затрагивающее права, свободы и обязанности человека и гражданина, не было опубликовано для всеобщего сведения. Поэтому, в силу части 3 статьи 15 Конституции РФ, оно не может применяться.

Не подлежащий применению нормативно-правовой акт не влечет каких-либо правовых последствий. Следовательно, ООПТ категории "ботанический сад" создана не была.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что Постановление N 138-п, опубликованное в установленном порядке для всеобщего сведения, впервые создало на земельном участке ООПТ категории "памятник природы", определив ее границы.

Несмотря на то что Постановление N 138-п было направлено на внесение изменений в Постановление N 635-п, его содержание свидетельствует о том, что оно само по себе и без Постановления N 635-п носит нормативно-правовой характер. Им определены границы земельного участка, на котором расположена ООПТ, присвоена категория и утверждено Положение об ООПТ. Поэтому оно может применяться самостоятельно, независимо от Постановления N 635-п.

Оценивая доводы прокурора о том, что земельный участок на момент издания Постановления N 138-п находился в федеральной собственности, что, по мнению прокурора, препятствовало его принятию, суд исходит из следующего.

Действительно, по Распоряжению Правительства РФ N 1046-р от 31.07.2003 земельный участок, на котором создана ООПТ, был включен в перечень земельных участков, расположенных на территории Красноярского края, на которые у Российской Федерации возникает право собственности.

Часть 6 статьи 2 ФЗ РФ N 33-ФЗ предусматривает, что ООПТ федерального значения являются федеральной собственностью и находятся в ведении федеральных органов государственной власти (абзац 2) и ООПТ регионального значения являются собственностью субъектов РФ и находятся в ведении органов государственной власти субъектов РФ (абзац 3).

В рассматриваемом деле субъектом РФ - Красноярским краем была создана Постановлением N 138-п ООПТ регионального значения на земельном участке, принадлежащем Российской Федерации.

Суд не считает это основанием для удовлетворения требования прокурора о признании Постановления N 138-п противоречащим федеральному законодательству.

Постановление N 138-п не изымает земельный участок у его правообладателя Российской Федерации.

Земельный кодекс РФ в статье 56 предусматривает возможность ограничения прав на землю по основаниям, установленным настоящим Кодексом и федеральными законами. Основанием такого ограничения могут быть особые условия охраны окружающей среды, в том числе памятников природы.

Часть 3 статьи 56 ЗК РФ указывает, что ограничения прав на землю устанавливаются актами исполнительных органов государственной власти.

Из части 5 статьи 2 ФЗ РФ N 172-ФЗ от 21.12.2004 "О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую" следует, что перевод земельных участков из состава земель одной категории в другую возможен без согласия правообладателей земельных участков, для цели создания ООПТ.

Это также следует из части 2 и части 3 статьи 27 ФЗ РФ N 33-ФЗ, предусматривающих ограничение прав собственников земельных участков, на которых находятся памятники природы, и их право на компенсацию расходов на обеспечение установленного режима особой охраны памятников природы.

Таким образом, можно прийти к выводу о допустимости создания ООПТ регионального значения на земельном участке, находящемся в федеральной собственности, без изъятия этого земельного участка у его правообладателя, то есть у Российской Федерации.

Российская Федерация не заявляет о нарушении своего права собственности на земельный участок, на котором образована ООПТ. Это следует из письма руководителя Территориального управления Министерства имущественных отношений Российской Федерации по Красноярскому краю N 10-1998/1860 (л.д. 188).

Оценивая доводы прокурора о ненадлежащем проведении экологической экспертизы при подготовке Постановления N 138-п, суд исходит из следующего.

Порядок проведения экспертизы регулируется Регламентом проведения государственной экологической экспертизы, утвержденным Приказом N 280 от 17.06.1997 Государственным комитетом РФ по охране окружающей среды.

Пункт 4.18 Регламента указывает на то, что заключение экспертной комиссии в существующем составе считается принятым, если оно подписано квалифицированным большинством членов комиссии, составляющим не менее двух третей (2/3) ее списочного состава.

Как следует из Приказа N 431 от 19.04.2004, в ее списочный состав было включено семь человек (л.д. 218). в обсуждении проекта заключения экспертной комиссии в порядке пункта 4.12 Регламента принимало участие пять членов комиссии, как это следует из протокола заседания от 18.05.2004 (л.д. 224 - 233).

Заключение было подписано пятью членами комиссии, принимавшими участие в заседании 18.05.2004, и одним членом комиссии Сисигиной Л.А., которая не принимала участия в нем (л.д. 208 - 217).

Суд не считает такой порядок подписания заключения нарушением Регламента, так как фактически эксперт Сисигина Л.А. принимала участие в работе комиссии, ознакомилась с текстом заключения и удостоверила его. Это было подтверждено в судебном заседании пояснениями свидетелей Мальцева Ю.М., возглавлявшего комиссию, и Ушановой Т.В., которая была ответственным секретарем комиссии.

В представленных суду материалах по проведению экологической экспертизы имеется второй экземпляр заключения комиссии, не подписанный Сисигиной Л.А.,. который не имеет правового значения, при наличии другого экземпляра, удостоверенного ее подписью (л.д. 76 - 85).

Таким образом, оснований для удовлетворения требования прокурора не имеется.

Руководствуясь статьями 194 - 198, 253 ГПК РФ, суд



решил:



в удовлетворении требования прокурора о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими Постановления Совета администрации Красноярского края N 138-п от 20.05.2004 "Об особо охраняемой природной территории краевого значения "Ботанический сад Вс.М. Крутовского", Положения об ООПТ краевого значения памятник природы "Ботанический сад Вс.М. Крутовского" и приложения N 2 к этому Постановлению отказать.

На решение может быть подана кассационная жалоба и принесено кассационное представление в Верховный Суд Российской Федерации в течение 10 (десяти) дней.



Председательствующий судья

С.Н.ПОЛЫНЦЕВ









Региональное законодательство Следующий региональный документ,  правовая интернет библиотека







Право России

Новости

Партнеры