Решение Красноярского краевого суда от 27.12.2001 (с изм. от 19.03.2002) "О ПРИЗНАНИИ НЕДЕЙСТВУЮЩИМИ и НЕ ПОДЛЕЖАЩИМИ ПРИМЕНЕНИЮ СО ДНЯ ВСТУПЛЕНИЯ НАСТОЯЩЕГО РЕШЕНИЯ в ЗАКОННУЮ СИЛУ ОТДЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ЗАКОНА КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ "О ВЫБОРАХ ДЕПУТАТОВ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО СОБРАНИЯ КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ" ОТ 17.07.2001 N 15-1423"

Архив



КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД



РЕШЕНИЕ

от 27 декабря 2001 года



Именем Российской Федерации от 27 декабря 2001 г. Красноярский краевой суд в составе:



председательствующего Асташова С.В.,

при секретаре Маковой О.Л.,



рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлениям Шуваева Евгения Викторовича о признании недействующими п. 1 ст. 30, п. 3 ст. 30, п. 9 ст. 32, ч. 2 ст. 39, подпункта "в" п. 6 ст. 51 Закона Красноярского края "О выборах депутатов Законодательного Собрания Красноярского края", а также п. 13 ст. 26, п. 7 ст. 35, п. 1 ст. 41, ч. 3 п. 2 ст. 44, п. п. 2 и 5 ст. 12, п. 1 ст. 52, п. 4 ст. 38 указанного Закона Красноярского края и приложения N 1 этого закона,



установил:



пунктом 13 ст. 26 Закона Красноярского края "О выборах депутатов Законодательного Собрания Красноярского края" от 17 июля 2001 г. N 15-1423 (далее - Закон Красноярского края) установлено, что избирательная комиссия вправе в пределах выделенных ей средств на подготовку и проведение выборов депутатов Законодательного Собрания привлекать по трудовым и гражданско - правовым договорам внештатных работников к выполнению работ, связанных с подготовкой и проведением выборов.

Шуваевым Е.В. заявлены требования о признании данной нормы Закона Красноярского края противоречащей п. 13 ст. 27 Федерального закона РФ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (далее - Федеральный закон), в соответствии с которым избирательная комиссия вправе привлекать к выполнению работ нештатных сотрудников только по трудовым соглашениям.

Пунктами 2 и 3 ст. 35 вышеназванного Закона Красноярского края установлено, что одновременно с общекраевым списком кандидатов, списком кандидатов, выдвинутых избирательным объединением, избирательным блоком по одномандатным избирательным округам уполномоченный представитель избирательного объединения представляет: нотариально удостоверенную копию свидетельства о регистрации политического общественного объединения; нотариально удостоверенную копию действующего устава политического общественного объединения; протокол с решением съезда (конференции) избирательного объединения, на котором были выдвинуты кандидаты. Уполномоченный представитель избирательного блока представляет в Избирательную комиссию Красноярского края: протокол съезда (конференции) представителей избирательных объединений, вошедших в избирательный блок, с решением о выдвижении списков кандидатов избирательным блоком; письменное согласие лица на использование его имени в наименовании блока.

В соответствии с п. 7 этой же статьи, неполный набор указанных документов или их ненадлежащее оформление является основанием для отказа избирательному объединению, избирательному блоку в выдаче заверенных копий списков кандидатов.

Заявитель просит признать положения п. 7 ст. 35 Закона Красноярского края противоречащими федеральному законодательству, поскольку п. 8 ст. 30 Федерального закона на избирательное объединение, избирательной блок возложена только обязанность представления в избирательную комиссию списка кандидатов вместе с заявлениями кандидатов о согласии баллотироваться от данного избирательного объединения, избирательного блока. Возложение Законом края обязанности представлять в избирательную комиссию дополнительные документы, по мнению заявителя, ущемляет права избирательных блоков, избирательных объединений, кандидатов и препятствует началу сбора подписей избирателей.

Пунктом 1 ст. 41 Закона Красноярского края установлено, что все кандидаты обладают равными правами и несут равные обязанности, за исключением случаев, предусмотренных этим Законом.

По мнению заявителя, данная норма Закона Красноярского края противоречит положениям ст. 34 Федерального закона, устанавливающей, что отступления от принципа равенства кандидатов могут быть установлены только этим Федеральным законом.

Абзац 2 п. 2 ст. 44 Закона Красноярского края обязывает организации телерадиовещания и редакции печатных изданий, при представлении на возмездной договорной основе зарегистрированным кандидатам, избирательным объединениям, избирательным блокам эфирного времени и печатных площадей, не позднее чем на 20 день после официального опубликования постановления Законодательного Собрания края о назначении выборов, опубликовать сведения о размере оплаты за предоставление эфирного времени и печатной площади и представить их в Избирательную комиссию Красноярского края с уведомлением о готовности предоставить эфирное время, печатную площадь избирательным объединениям, избирательным блокам, зарегистрированным кандидатам.

В соответствии с абзацем 3 п. 2 этой же статьи Закона, организации телерадиовещания и редакции периодических печатных изданий, не выполнившие требования об опубликовании сведений об оплате и уведомлении Избирательной комиссии Красноярского края, не вправе предоставлять зарегистрированным кандидатам, избирательным объединениям, избирательным блокам эфирное время и печатную площадь для целей предвыборной агитации.

По мнению заявителя, указанные нормы Закона Красноярского края устанавливают дополнительную санкцию в отношении средств массовой информации, не выполнивших требования об опубликовании сведений о размере оплаты, а также нарушают положения о свободе массовой информации и недопустимости ее ограничения, установленные ст. 1 Федерального закона РФ "О средствах массовой информации".

Пунктами 2 и 5 ст. 12, пунктом 1 ст. 52 Закона Красноярского края установлено, что образование избирательных участков, опубликование списков избирательных участков, предоставление в распоряжение участковых избирательных комиссий помещений для голосования относится к компетенции главы муниципального образования (главы исполнительного органа муниципального образования).

Данные положения Закона Красноярского края, по мнению заявителя, противоречат положениям п. п. 2 и 7 ст. 20, п. 1 ст. 49 Федерального закона, устанавливающим, что указанные действия совершаются главой муниципального образования, а если уставом муниципального образования должность главы не предусмотрена - лицом, уполномоченным на то органом местного самоуправления. Понятие главы исполнительного органа местного самоуправления, по утверждению заявителя, в федеральном законодательстве отсутствует.

Пунктом 7 ст. 38 Закона Красноярского края установлено, что подписной лист удостоверяется лицом, собиравшим подписи, с указанием, в том числе, своего адреса места жительства, серии и номера паспорта или заменяющего его документа.

Данное положение Закона Красноярского края заявителем не оспаривается, со ссылкой на соответствие его положениям п. 8 ст. 31 Федерального закона, однако при этом заявитель ссылается на то, что в приложении N 1 Закона Красноярского края, в образце подписного листа, в графе, предназначенной для удостоверения листа сборщиком подписей, указан не адрес места жительства, а место жительства, не документ, заменяющий паспорт, а документ, удостоверяющий личность, что, по его утверждению, противоречит вышеуказанным требованиям Федерального закона и Закона Красноярского края.

Согласно п. 4 ст. 38 Закона Красноярского края, дата внесения подписи избирателя в подписном листе может вноситься сборщиком подписей.

Данное положение Закона Красноярского края, по мнению заявителя, прямо противоречит положениям п. 8 ст. 31 Федерального закона, устанавливающего, что дата внесения подписи указывается избирателем собственноручно.

Пункты 1 и 3 ст. 30 Закона Красноярского края устанавливают, что избирательное объединение, избирательный блок представляют в Избирательную комиссию Красноярского края сведения о полном и кратком наименовании избирательного объединения, избирательного блока и одновременно с представлением списков кандидатов для заверения вправе представить в Избирательную комиссию Красноярского края свою эмблему. Избирательное объединение, избирательный блок согласуют с Избирательной комиссией Красноярского края краткое, состоящее не более чем из семи слов наименование и эмблему, используемые в избирательных документах.

Пунктом 9 ст. 32 Закона Красноярского края также установлено, что кандидат, выдвинутый избирателями, указывая в заявлении о согласии баллотироваться по одномандатному избирательному округу свою принадлежность к общественному объединению, согласует с окружной избирательной комиссией краткое, состоящее не более чем из семи слов наименование данного общественного объединения.

По мнению заявителя, вышеуказанные положения Закона Красноярского края, в части представления в избирательную комиссию полного и краткого наименования избирательного блока, избирательного объединения и в части согласования с избирательной комиссией эмблемы, а также краткого, состоящего не более чем из семи слов наименования избирательного объединения, избирательного блока, общественного объединения, устанавливают в отношении избирательных объединений, избирательных блоков и кандидатов не установленные Федеральным законом дополнительные обязанности и ограничения.

Пункты 4 и 6 ст. 51 Закона Красноярского края устанавливают источники создания избирательных фондов кандидатов, избирательных блоков, избирательных объединений и предельные размеры средств, перечисляемых в избирательные фонды из этих источников.

Заявителем предъявлены требования о признании п. 6 ст. 41 Закона Красноярского края недействительным по мотивам нарушения принципа равенства кандидатов, поскольку данная норма не содержит ограничений в отношении размера средств, выделенных кандидату выдвинувшим его избирательным блоком.

Частью 2 ст. 39 Закона Красноярского края установлено, что передача документов на регистрацию кандидата, выдвинутого по одномандатному избирательному округу путем самовыдвижения, производится самим кандидатом или иным лицом по нотариально удостоверенной доверенности.

По мнению заявителя, положение данной нормы Закона, в части, допускающей возможность представления в избирательную комиссию документов на регистрацию кандидата не самим кандидатом, а иным лицом по доверенности, противоречит ч. 1 ст. 3 Федерального закона и ст. 150 ГК РФ, поскольку пассивное избирательное право является личным неимущественным правом, неотчуждаемым и непередаваемым другим способом.

Поскольку заявитель является избирателем, то, по его утверждению, противоречие указанных положений Закона Красноярского края федеральному законодательству затрагивает и нарушает его избирательные права.

Вышеуказанные положения Закона Красноярского края заявитель просит признать недействующими с момента принятия этого Закона.

В письменных объяснениях Законодательное Собрание Красноярского края возражает против удовлетворения требований заявителя, ссылаясь на то, что общие принципы организации системы органов государственной власти субъектов Российской Федерации находятся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов, в связи с чем все вопросы организации и проведения выборов в Законодательное Собрание края, не урегулированные федеральными законами, согласно ст. 73 Конституции Российской Федерации могут быть урегулированы Уставом и законами Красноярского края. По мнению Законодательного Собрания края, все оспариваемые заявителем положения Закона Красноярского края (за исключением п. 4 ст. 38) регулируют вопросы организации и проведения выборов депутатов Законодательного Собрания края в части, не урегулированной федеральными законами. Положения п. п. 1 и 3 ст. 30, п. 13 ст. 26, п. 7 ст. 35, абзаца 3 п. 2 ст. 44, п. п. 2 и 5 ст. 12, п. 1 ст. 52 Закона Красноярского края, по утверждению Законодательного Собрания, адресованы соответствующим избирательным объединениям, избирательным блокам, государственным органам и должностным лицам органов местного самоуправления и непосредственно не затрагивают избирательных прав самого заявителя. Кроме того, Законодательное Собрание края ссылается на пропуск заявителем трехмесячного срока для обращения в суд с момента опубликования Закона Красноярского края, установленного ст. 234 ГПК РСФСР, а также на отсутствие у суда общей юрисдикции полномочий по признанию недействительными положений Закона Красноярского края.

Администрация Красноярского края в письменных объяснениях требования заявителя признала, по существу ссылаясь на наличие тех же противоречий между Законом Красноярского края и федеральным законодательством, которые указаны в доводах заявителя.

В судебном заседании заявитель Шуваев Е.В. и его представитель Глисков А.А., выступающий на основании доверенности от 01.12.01, заявленные требования поддержали, ссылаясь на доводы, указанные в заявлении, поданном в суд.

Представитель Законодательного Собрания Красноярского края Мигаль С.М., выступающая на основании доверенности от 24.01.2001 N 145и-ЗС, требования заявителя не признала, ссылаясь на доводы, изложенные в письменных объяснениях. Кроме того, просила прекратить производство по делу в части оспаривания положений ч. 2 ст. 39 Закона Красноярского края, ссылаясь на то, что требования в этой части заявлены по мотивам несоответствия Закона края Конституции Российской Федерации, а, следовательно, такие требования не подведомственны суду общей юрисдикции.

Представители администрации Красноярского края Полева Е.А., выступающая на основании доверенности от 05.04.2001 N 1-01139, и Попов А.И., выступающий на основании доверенности от 24.12.2001 N 1-04426, требования заявителя признали, ссылаясь по существу на те же доводы, которые изложены в письменных объяснениях администрации края.

Выслушав заявителя и его представителя, представителей Законодательного Собрания края, администрации Красноярского края, исследовав материалы дела, суд находит заявление подлежащим частичному удовлетворению.

Так, заявителем обжалуется нормативный правовой акт, который сроком действия во времени не ограничен и рассчитан на неоднократное его применение, что в каждом случае затрагивает права и свободы неопределенного круга субъектов общественных отношений, регулируемых этим актом. Поскольку нормативным актом, в случае его незаконности, права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица нарушаются в течение всего периода действия данного акта, то срок для обращения с жалобой в суд не может исчисляться со дня вступления акта в силу. Такой акт может быть оспорен в любое время его действия как в целях предотвращения негативных последствий в будущем, так и для пресечения длящегося нарушения прав и охраняемых законом интересов.

При таких обстоятельствах доводы представителя Законодательного Собрания края о пропуске заявителем срока для обращения в суд являются необоснованными.

Заявителем обжалуются отдельные положения Закона края, регулирующего порядок проведения выборов в законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации. Наличие у заявителя избирательного права подтверждается документом, удостоверяющим личность, не оспаривается и не ставится под сомнение лицами, участвующими в деле. Таким образом, заявитель вправе участвовать в формировании законодательного органа государственной власти края путем участия в выборах как непосредственно, так и в составе избирательных блоков, избирательных объединений.

При таких обстоятельствах положения Закона Красноярского края, регулирующие порядок выборов в Законодательное Собрание Красноярского края, обращенные как непосредственно к избирателю, так и к избирательным блокам, затрагивают права и охраняемые законом интересы заявителя и могут быть обжалованы им в суд.

Требования заявителя о признании недействующей ч. 2 ст. 39 Закона Красноярского края мотивированы не только ее противоречием Конституции Российской Федерации, но и ее противоречием федеральным законам, в частности ст. 150 ГК РФ и Федеральному закону РФ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

При таких обстоятельствах заявление представителя Законодательного Собрания края о неподведомственности данного спора суду общей юрисдикции является необоснованным, поскольку к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации не относится рассмотрение вопроса о соответствии закона субъекта Российской Федерации не Конституции Российской Федерации, а иным федеральным законам.

Право граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы государственной власти (ст. 32 Конституции Российской Федерации) относится к правам и свободам человека и гражданина, закрепленным в главе 2 Конституции Российской Федерации. Согласно ст. 18 Конституции Российской Федерации, права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов.

При таких обстоятельствах требования заявителя о признании недействительными отдельных положений Закона Красноярского края должны быть рассмотрены с учетом положений ст. 18 Конституции Российской Федерации, с точки зрения обеспечения прав и свобод человека и гражданина.

В соответствии с п. "в" ст. 71 Конституции Российской Федерации, регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина относится к ведению Российской Федерации, а следовательно, такое регулирование может осуществляться, согласно ст. 76 Конституции Российской Федерации, конституционными федеральными законами и федеральными законами, имеющими прямое действие на всей территории Российской Федерации. Правовое регулирование по таким вопросам может осуществляться субъектами Российской Федерации в пределах, установленных федеральными законами, и при этом законы и иные нормативные акты субъектов Российской Федерации, принятые по этим вопросам, не могут противоречить федеральным законам, как это установлено п. 5 ст. 76 Конституции Российской Федерации.

Основные гарантии реализации прав граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти субъектов Российской Федерации установлены Федеральным законом РФ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (далее - Федеральный закон).

В соответствии с п. п. 3 и 7 ст. 1 вышеуказанного Закона, законами субъектов Российской Федерации могут устанавливаться дополнительные гарантии избирательных прав граждан Российской Федерации, однако эти законы не должны противоречить данному Федеральному закону.

Таким образом, субъекты Российской Федерации по вопросам осуществления права граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти субъектов Российской Федерации вправе осуществлять собственное правовое регулирование, дополняющее гарантии избирательных прав граждан, однако с тем, чтобы данное регулирование не входило в противоречие с федеральным законодательством.

В соответствии с п. 3 ст. 21 Федерального закона, обеспечение реализации и защиты избирательных прав граждан, осуществление подготовки и проведения выборов возложено на избирательные комиссии. в соответствии с пунктом 7 этой же статьи Закона, полномочия избирательных комиссий при подготовке и проведении выборов в органы государственной власти субъектов Российской Федерации устанавливаются данным Федеральным законом и законами субъектов Российской Федерации.

Таким образом, субъекты Российской Федерации вправе принимать законы, регулирующие полномочия избирательных комиссий при проведении выборов в их органы государственной власти.

Наделение п. 13 ст. 6 Закона Красноярского края избирательных комиссий правом в пределах выделенных средств на подготовку и проведение выборов депутатов Законодательного Собрания привлекать по трудовым и гражданско - правовым договорам внештатных работников к выполнению работ, связанных с подготовкой и проведением выборов, способствует исполнению избирательными комиссиями возложенных на них задач по реализации и защите избирательных прав граждан и является дополнительной гарантией

избирательных прав граждан, которая, в соответствии с п. 3 ст. 1 Федерального закона, может быть установлена законом субъекта Российской Федерации.

Таким образом, данная норма Закона Красноярского края принята Законодательным Собранием края в соответствии с компетенцией, установленной Федеральным законом, и по своему смыслу и содержанию не противоречит положениям Федерального закона.

Порядок выдвижения кандидатов (списков кандидатов) избирательными объединениями, избирательными блоками установлен ст. 30 Федерального закона, в соответствии с которой выдвижение кандидатов (списков кандидатов) от общероссийских избирательных объединений при проведении выборов в органы государственной власти субъектов Российской Федерации осуществляется тайным голосованием на конференциях (собраниях) региональных отделений либо на федеральных съездах (конференциях) указанных объединений; порядок выдвижения кандидатов (списков кандидатов) от избирательных объединений, зарегистрированных в органах юстиции субъектов Российской Федерации, определяется законами субъектов Российской Федерации в соответствии с данным Федеральным законом.

Указанная норма, жестко регулирующая порядок выдвижения кандидатов (списка кандидатов) от общероссийских избирательных объединений, а также предоставляющая субъектам Российской Федерации право осуществлять собственное регулирование по вопросам выдвижения кандидатов (списка кандидатов) от избирательных объединений, зарегистрированных в их органах юстиции, направлена на обеспечение избирательных прав граждан на стадии выдвижения кандидатов (списка кандидатов).

Таким образом, положения пункта 2 и подпункта "а" п. 3 ст. 35 Закона Красноярского края о представлении в избирательную комиссию наряду со списком кандидатов документов, подтверждающих статус избирательного объединения, его право на выдвижение кандидатов (списка кандидатов), а также соблюдение установленного законом порядка выдвижения кандидатов (списка кандидатов) избирательными объединениями и избирательными блоками, является дополнительной гарантией избирательных прав граждан, которая, в соответствии с п. 3 ст. 1 Федерального закона, может быть установлена законом субъекта Российской Федерации.

Таким образом, указанные положения Закона Красноярского края приняты в соответствии с компетенцией, установленной Федеральным законом, и по своему смыслу и содержанию не противоречат положениям Федерального закона.

Между тем подпункт "б" п. 3 ст. 35 Закона Красноярского края устанавливает, что при представлении списка кандидатов уполномоченный избирательного блока обязан представить в избирательную комиссию письменное согласие лица на использование его имени в наименовании блока.

Однако вопрос о согласии лица на использование его имени в наименовании избирательного блока относится к вопросу о регистрации избирательного блока. Данный вопрос урегулирован п. 1 ст. 29 Закона Красноярского края, который не оспаривается заявителем.

С момента регистрации избирательный блок является полноправным участником избирательного процесса, в соответствии со ст. 2 Федерального закона обладает правами избирательного объединения и его права не могут быть ограничены иначе как по основаниям, установленным Федеральным законом, в том числе право на выдвижение кандидатов в депутаты не может быть поставлено в зависимость от условий, не предусмотренных Федеральным законом.

Таким образом, требование Закона Красноярского края о представлении в избирательную комиссию на стадии выдвижения кандидатов наряду со списком кандидатов также и письменного согласия лица на использование его имени в наименовании избирательного блока, которое по существу ставит заверение списка кандидатов в зависимость от выполнения данного условия, не является дополнительной гарантией избирательных прав граждан, а напротив, возлагает на избирательные блоки дополнительные обязанности и ограничения по выдвижению кандидатов после регистрации этих блоков, в частности ограничивает право на свободное выдвижение кандидатов (списка кандидатов), установленное п. 1 ст. 30 Федерального закона.

Заявителем по существу оспариваются положения не только п. 7 ст. 35 Закона Красноярского края, но и положения подпункта "б" п. 3 ст. 35 Закона Красноярского края, невыполнение которого является основанием для отказа в заверении списка кандидатов.

При таких обстоятельствах данная норма Закона Красноярского края подлежит признанию недействующей и не подлежащей применению, поскольку противоречит положениям Федерального закона и ограничивает права избирательных блоков на выдвижение кандидатов.

Признание данной нормы Закона Красноярского края недействующей и не подлежащей применению соответствует интересам защиты прав и охраняемых законом интересов заявителя и иных лиц, что дает право суду, в соответствии со ст. 195 ГПК РСФСР, выйти за пределы заявленных требований.

Пункт 7 вышеуказанной статьи Закона Красноярского края, который оспаривается заявителем, является отсылочной нормой, содержит ссылку на вышеуказанные положения п. п. 2 и 3 данной статьи Закона, не подлежит самостоятельному применению, а, следовательно, сам по себе не содержит противоречий федеральному законодательству и требования о признании его недействующим не подлежат удовлетворению.

Таким же образом является отсылочным и первое предложение п. 1 ст. 41 Закона Красноярского края, которое оспаривается заявителем, вследствие чего оно само по себе не может содержать противоречия федеральному законодательству, нарушать чьи-либо права и охраняемые законом интересы, без его применения в совокупности с другой нормой Закона. Требований о признании противоречащей федеральному законодательству какой-либо нормы Закона Красноярского края, которая могла бы применяться в совокупности с данным положением п. 1 ст. 41 Закона Красноярского края, заявителем не предъявлено.

Таким образом, требования заявителя в этой части удовлетворению не подлежат.

Положения абзацев 2 и 3 п. 2 ст. 44 Закона Красноярского края, устанавливающих обязанность декларирования размера и условий оплаты предоставления на договорной основе эфирного времени и печатной площади кандидатам для проведения агитационной деятельности, а также ответственность за невыполнение такой обязанности, направлены на обеспечение принципа равного статуса зарегистрированных кандидатов, установленного ст. 34 Федерального закона, с той целью, чтобы не допустить оказание средствами массовой информации преимущества одному кандидату перед другими, обеспечить равный и свободный доступ всех кандидатов к средствам массовой информации. в этом смысле данные требования Закона Красноярского края являются дополнительной гарантией избирательных прав граждан, которая, в соответствии с п. 3 ст. 1 Федерального закона, может быть установлена законом субъекта Российской Федерации.

Ссылка заявителя на нарушение положений Федерального закона РФ "О средствах массовой информации" является несостоятельной, поскольку ст. 1 данного Закона допускает возможность посредством законодательства ограничения прав средств массовой информации. Согласно ст. 5 данного Федерального закона, законодательство Российской Федерации о средствах массовой информации состоит из этого Закона и издаваемых в соответствии с ним других законодательных актов, законодательства о средствах массовой информации республик в составе Российской Федерации. Указанные ограничения приняты в обеспечение прав и свобод человека и гражданина, являющихся, в соответствии со ст. 2 Конституции Российской Федерации, высшей ценностью, соблюдение и защита которых является обязанностью государства.

Кроме того, указанная норма Закона Красноярского края регулирует отношения не по поиску, получению, производству и распространению массовой информации, а по ведению агитационной деятельности кандидатами в период избирательной кампании. Такие отношения регулируются не нормами о средствах массовой информации, а специальными нормами избирательного права.

Таким образом, указанные положения Закона Красноярского края приняты в соответствии с компетенцией, установленной Федеральным законом, и по своему смыслу и содержанию не противоречат положениям Федерального закона.

Пункты 2 и 5 ст. 12, пункт 1 ст. 52 Закона Красноярского края оспариваются заявителем по мотивам наличия в их тексте наряду с термином "глава муниципального образования" термина "(глава исполнительного органа муниципального образования)".

В соответствии со ст. ст. 8, 14, 16 Федерального закона РФ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" от 28 августа 1995 г. N 154-ФЗ, наименование органов местного самоуправления устанавливается уставами муниципальных образований в соответствии с законами субъектов Российской Федерации с учетом национальных, исторических и иных местных традиций. Структура органов местного самоуправления определяется населением самостоятельно. Наименование главы муниципального образования и иных выборных должностных лиц местного самоуправления и сроки их полномочий определяются уставом муниципального образования в соответствии с законами субъектов Российской Федерации.

При таких обстоятельствах употребление в оспариваемых нормах Закона Красноярского края различных наименований главы муниципального образования (выборного должностного лица, возглавляющего деятельность по осуществлению местного самоуправления на территории муниципального образования) соответствует и не противоречит вышеуказанным положениям федерального законодательства об основах местного самоуправления в Российской Федерации.

При таких обстоятельствах требования заявителя в данной части не подлежат удовлетворению.

Требование заявителя о признании недействующим приложения N 1 к Закону Красноярского края основано на том, что в графе, предназначенной для удостоверения листа сборщиком подписей, указан не адрес места жительства, а место жительства, не документ, заменяющий паспорт, а документ, удостоверяющий личность.

Между тем данное приложение к Закону Красноярского края подлежит применению в совокупности с положениями ст. 38 Закона Красноярского края, согласно которой сборщик подписей обязан указать адрес места жительства и документ, заменяющий паспорт. Положения ст. 38 Закона Красноярского края заявителем не оспариваются. При таких обстоятельствах, при рассмотрении данного приложения в совокупности с содержанием ст. 38 Закона Красноярского края, требования заявителя не подлежат удовлетворению, поскольку неточное указание отдельных реквизитов в образце подписного листа само по себе не отменяет и не изменяет положение нормы Закона о порядке сбора подписей избирателей в поддержку кандидата (списка кандидатов), в том числе и в части указания данных о сборщике подписей.

Кроме того, признание недействующей отдельной графы образца подписного листа не представляется возможным вследствие единства его содержания, а признание недействующим всего приложения образовало бы существенный пробел в правовом регулировании и не соответствовало бы интересам защиты прав и охраняемых законом интересов граждан.

Пунктом 8 ст. 31 Федерального закона РФ установлено, что дата внесения подписи в подписном листе ставится избирателем собственноручно.

Таким образом, данный вопрос прямо и непосредственно урегулирован Федеральным законом. Дата внесения подписи избирателя в поддержку того или иного кандидата (списка кандидатов) имеет существенное значение, поскольку процесс сбора подписей строго регламентирован по времени, в частности сбор подписей может осуществляться только после заверения избирательной комиссией списка кандидатов либо со дня уведомления избирательной комиссии о выдвижении кандидата, установлено обязательное удостоверение подписных листов сборщиком подписей, а затем кандидатом. Следовательно, требование Федерального закона о собственноручном указании избирателем даты внесения подписи является одной из гарантий избирательных прав граждан, которая не может быть отменена законом субъекта Российской Федерации.

В соответствии с п. 5 ст. 76 Конституции Российской Федерации и с п. 7 ст. 1 Федерального закона, закон субъекта Российской Федерации не может противоречить данному Федеральному закону.

Между тем п. 4 ст. 38 Закона Красноярского края, вопреки вышеуказанному положению Федерального закона, допускает, что дата внесения подписи в подписном листе может быть указана не избирателем, а сборщиком подписей.

При таких обстоятельствах положения Закона Красноярского края в этой части подлежат признанию недействующими и не подлежащими применению.

В соответствии со ст. ст. 15, 20, 24 Федерального закона РФ "Об общественных объединениях" от 19 мая 1995 года N 82-ФЗ (в ред. от 17.05.97 и 19.07.98), общественные объединения свободны в определении своей внутренней структуры, целей, форм и методов своей деятельности. Наименование общественного объединения устанавливается уставом данного общественного объединения. Общественные объединения могут иметь флаги, эмблемы, вымпелы и другую символику.

Такие же положения содержатся и в п. 4 ст. 30 Федерального закона РФ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

В соответствии со сложившейся практикой, общественные объединения, в том числе избирательные объединения, могут иметь как полное, так и краткое наименование, которое определяется уставными документами, что соответствует вышеуказанным положениям федеральных законов.

При таких обстоятельствах положение п. 1 ст. 30 Закона Красноярского края о представлении в избирательную комиссию сведений о полном и кратком (при наличии такового) наименовании избирательного объединения не противоречит вышеуказанным положениям федеральных законов.

Между тем п. 3 ст. 30 и п. 9 ст. 32 Закона Красноярского края обязывают избирательное объединение, кандидата согласовывать с избирательной комиссией краткое наименование избирательного объединения и эмблему избирательного объединения.

Данные положения Закона Красноярского края противоречат вышеуказанным положениям федеральных законов, в соответствии с которыми общественное объединение самостоятельно в выборе своего наименования и символики, с тем лишь чтобы они не нарушали право на интеллектуальную собственность, не оскорбляли и не порочили государственные символы Российской Федерации и ее субъектов либо иного государства, а также религиозные и национальные чувства и не нарушали общепризнанные нормы морали.

Использование в тексте Закона Красноярского края термина "согласование" означает обсуждение с избирательной комиссией, выработку единого мнения, получение согласия от избирательной комиссии на употребление того или иного наименования, символики общественного объединения, что ограничивает право общественного объединения на самостоятельный, в установленных законом пределах, выбор своего наименования и символики.

Заявителем по существу оспариваются вышеуказанные положения Закона Красноярского края, как в части согласования краткого наименования, так и в части согласования эмблемы. Кроме того, последнее предложение п. 3 ст. 30 Закона Красноярского края о согласовании наименования и эмблемы является единым и логически связанным.

Признание данного положения Закона Красноярского края недействующим и не подлежащим применению в полном объеме соответствует интересам защиты прав и охраняемых законом интересов заявителя и иных лиц, что дает право суду, в соответствии со ст. 195 ГПК РСФСР, выйти за пределы заявленных требований.

Таким образом, указанные положения Закона Красноярского края о согласовании с избирательной комиссией наименования и эмблемы общественного объединения противоречат федеральному законодательству и подлежат признанию недействующими и не подлежащими применению.

Заявителем предъявлены требования о признании подпункта "в" п. 6 ст. 51 Закона Красноярского края недействительным по мотивам нарушения принципа равенства кандидатов, поскольку данная норма не содержит ограничений в отношении размера средств, выделенных кандидату выдвинувшим его избирательным блоком.

Как следует из текста данной нормы Закона Красноярского края, она действительно содержит ограничения размера средств, перечисляемых в избирательный фонд кандидата выдвинувшим его избирательным объединением, и не содержит ограничений в отношении средств, перечисляемых в избирательный фонд кандидата избирательным блоком.

Таким образом, требования заявителя по существу направлены на устранение пробела в законодательном регулировании.

Между тем устранение пробела в законодательном регулировании, в соответствии с конституционным принципом разделения властей, установленным ст. 10 Конституции Российской Федерации, не входит в компетенцию суда общей юрисдикции.

Положения подпункта "в" п. 6 ст. 51 Закона Красноярского края об ограничении размера средств, перечисляемых в избирательный фонд кандидата выдвинувшим его избирательным объединением, по своему содержанию не оспариваются заявителем. Признание данного положения Закона Красноярского края недействующим по существу означает отмену и ограничений размера средств, перечисляемых в избирательный фонд кандидата избирательным объединением, что не только не восполнило бы указанный заявителем пробел в правовом регулировании в отношении средств, перечисляемых избирательным блоком, но и создавало бы дополнительный пробел в правовом регулировании в отношении средств, перечисляемых избирательным объединением.

При таких обстоятельствах требования заявителя о признании недействующим подпункта "в" п. 6 ст. 51 Закона Красноярского края удовлетворению не подлежат.

Частью 2 ст. 39 Закона Красноярского края установлено, что передача документов на регистрацию кандидата, выдвинутого по одномандатному избирательному округу путем самовыдвижения, производится самим кандидатом или иным лицом по нотариально удостоверенной доверенности.

Суд не усматривает противоречия данной нормы Закона Красноярского края Федеральному закону, который не содержит запрета на передачу документов в избирательную комиссию не кандидатом, а иным лицом.

Так, сдача документов в избирательную комиссию для регистрации кандидата в депутаты является по существу технической операцией и не относится к тем действиям, которые избиратель или кандидат в депутаты, реализуя свое пассивное или активное избирательное право, может осуществить только лично (внесение подписи, голосование, дача согласия баллотироваться и т.п.).

Предоставление Законом возможности сдачи документов в избирательную комиссию другим лицом по доверенности является дополнительной гарантией реализации права гражданина быть избранным в органы государственной власти субъекта Российской Федерации в случае невозможности осуществления этой операции лично вследствие объективных причин (болезнь, длительная командировка и т.п.).

Такие дополнительные гарантии реализации пассивного избирательного права, в соответствии с п. 3 ст. 1 Федерального закона, могут быть установлены законом субъекта Российской Федерации.

Таким образом, указанные положения Закона Красноярского края приняты в соответствии с компетенцией, установленной Федеральным законом, и по своему смыслу и содержанию не противоречат положениям Федерального закона.

Ссылка заявителя на ст. 150 ГК РФ является несостоятельной, поскольку, в соответствии с п. 3 ст. 2 ГК РФ, гражданское законодательство не может быть применено к отношениям, складывающимся по поводу выборов органов государственной власти субъекта Российской Федерации, если иное не предусмотрено законодательством.

При таких обстоятельствах требования заявителя в этой части удовлетворению не подлежат.

Заявителем предъявлены требования о признании вышеуказанных положений Закона Красноярского края недействительными с момента принятия этого Закона.

Между тем, в соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ от 11 апреля 2000 г. N 6-П по делу о проверке конституционности отдельных положений п. 2 ст. 21 и п. 3 ст. 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" в связи с запросом Судебной коллегии по гражданским дела Верховного Суда Российской Федерации, суды общей юрисдикции, разрешая дела по правилам, установленным Гражданским процессуальным кодексом РСФСР, вправе признавать закон субъекта Российской Федерации противоречащим федеральному закону и, следовательно, недействующим, не подлежащим применению, однако не вправе признавать закон субъекта Российской Федерации, противоречащий федеральному закону, недействительным и утрачивающим юридическую силу.

При таких обстоятельствах вышеуказанные положения п. 3 ст. 30, п. 9 ст. 32, подпункта "б" п. 3 ст. 35; п. 4 ст. 38 Закона Красноярского края "О выборах депутатов Законодательного Собрания Красноярского края" подлежат признанию недействующими и не подлежащими применению со дня вступления настоящего Решения в законную силу.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 191 - 194, 196, 197, 203, 231, 232, 239-7 ГПК РСФСР, суд



решил:



признать недействующими и не подлежащими применению со дня вступления настоящего Решения в законную силу следующие положения Закона Красноярского края "О выборах депутатов Законодательного Собрания Красноярского края" от 17 июля 2001 г. N 15-1423: пункт 3 статьи 30 в части слов "Избирательное объединение, избирательный блок согласуют с Избирательной комиссией Красноярского края краткое, состоящее не более чем из семи слов наименование и эмблему, используемые в избирательных документах"; пункт 9 статьи 32 в части слов "При этом кандидат согласует с окружной избирательной комиссией краткое, состоящее не более чем из семи слов наименование данного общественного объединения"; подпункт "б" пункта 3 статьи 35; пункт 4 статьи 38 в части слов "включая дату внесения подписи" в третьем предложении данного пункта.

В удовлетворении требований Шуваева Евгения Викторовича в остальной части отказать.

Сообщение о настоящем Решении в части признания недействующими и не подлежащими применению вышеуказанных положений п. 3 ст. 30, п. 9 ст. 32, подпункта "б" п. 3 ст. 35; п. 4 ст. 38 Закона Красноярского края "О выборах депутатов Законодательного Собрания Красноярского края" от 17 июля 2001 г. N 15-1423 подлежит опубликованию в газете "Красноярский рабочий".

Решение может быть обжаловано и опротестовано в Верховный Суд Российской Федерации в течение десяти дней с дня его вынесения в окончательной форме путем подачи жалобы или протеста в Красноярский краевой суд.



Председательствующий

С.В.АСТАШОВ









Региональное законодательство Следующий региональный документ,  правовая интернет библиотека







Право России

Новости

Партнеры